Страница 1 из 1

Рихтер в Киеве

СообщениеДобавлено: Сб окт 30, 2010 12:11 am
Yuriy
Не мог догадаться раньше, но наконец пришло в голову, что есть достойная тема - "Рихтер в Киеве". Можно и обобщить - "Рихтер и Украина". Попытаюсь в меру сил поддерживать их. На форуме есть киевляне. Хотелось бы, чтобы и они внесли посильный вклад.

Сейчас трудно что-либо выяснить – почти не у кого. Но вот когда-то слышал от О.И.Фроловой, что жила в Киеве такая Рита Русинова, вроде бы кинематографистка, которая сняла фильм, использовала в нем записи Рихтера и, возможно, некоторые кадры, запечатлевшие пребывание Рихтера в Киеве. Сохранилась уникальная фотография – Рихтер и снимающая его на киноаппарат Рита Русинова:
http://picasaweb.google.com/10293080346 ... 5191454994

Если не ошибаюсь, на следующей фотографии тоже она, в компании Рихтера и бородинцев. Сделан был снимок после их концерта в Киеве 28/05/1982. Исполнялись квинтеты Дворжака:
http://picasaweb.google.com/10293080346 ... 8246039138

Его, кстати, демонстрирует Берлинский в передаче из цикла «Музыкальные дома», показанной по «Культуре». Там он рассказывает, что Рихтер позволял себе закурить, когда очень хотелось. Вот и здесь он с сигаретой.
Ну и заодно еще две фотографии того дня, 28/05/82. Вторая опубликована в Дневниках.
http://picasaweb.google.com/10293080346 ... 5662793362
http://picasaweb.google.com/10293080346 ... 0426185762

Кажется, Рихтера в Киеве снимали на киноаппарат еще в одной семье. Уцелели ли эти пленки? Сейчас узнать трудно.

Re: Рихтер в Киеве

СообщениеДобавлено: Вс фев 12, 2012 12:23 am
Yuriy
игорь вегеле писал(а):Хорошо бы прочитать и о киевских выступлениях Мастера.


Побывав на концертах Рихтера в Москве и Ленинграде, я вернулся в Киев, где меня ожидал радостный сюрприз: весь город только и говорил о скором приезде Рихтера. Это было невероятно. Я, в свою очередь, хвастался знакомым, как буквально накануне слушал его в Малом зале Ленинградской филармонии, а заодно строил предположения о том, какую программу он привезет в Киев. Мне чудом удалось достать три билета на предстоящий концерт – для себя и двух соучеников – друга Коли и своей будущей невесты Ирины. Билеты доставались нелегко. Приходилось обхаживать филармоническую распространительницу Нетту Марковну, сидевшую в фойе университета за столиком с афишами. У столика толкалась своя публика, подходившая, чтобы обсудить планы филармонии, абонементы, концерты. Афиш Рихтера не было никогда. Информацию передавали из уст в уста.. Всегда тепло вспоминаю эту филармоническую «ласточку». Сколько раз она меня выручала! Естественно, приходилось покупать билеты «в нагрузку» на «неходовые» концерты, но я не жаловался. Всё принималось с благодарностью - ведь награда с избытком перекрывала побочные издержки!
И вот настал вечер 12-го февраля. Мы с Ирой в подземном переходе, ведущем к филармонии. Со всех сторон чуть ли не за полы хватают страдальцы: нет ли лишнего билетика? Лишних, увы, нет. Неизменная милиция у входа, возбужденная толпа. Подбегает Коля: «Чего опаздываете? Это она тебя так задержала?» Зачем нервничать? Еще минут двадцать до начала. Но как можно оставаться спокойным, когда концерт особенный? Мне не удается даже незаметно сунуть ему билет. Несмотря на темень, подскакивает несколько человек: «У вас лишние билетики?» Мы в фойе, которое сейчас больше напоминает универмаг, куда завезли дефицит. Огромные очереди возле отделений гардероба. Но у меня тут «прикормлено» - есть знакомая бабушка, у которой я всегда раздеваюсь и покупаю программки втрое дороже. Сейчас из потайного ящика извлекается этот «дефицит» - почему-то напечатали мало. Пальто вешаю сам под ропот недовольной очереди - на крючок без номерка – это для «своих». Всё! Мы на балконе, заняли места. Коля тоже где-то пристроился – ему достался всего лишь входной, но он не в обиде. И главный сюрприз – программа. Совсем не та, что недавно в Ленинграде. Прогнозы не оправдались, но это и к лучшему: столько «новых» вещей удастся послушать! Однако прочь посторонние мысли – концерт вот-вот начнется. Балкон заполняется людьми, сумевшими не без труда раздеться, и они рассказывают, что внизу еще большие очереди. Концерт все не начинается. Томительно тянется время. Проходит не менее пятнадцати минут. И наконец - «Народный артыст Радянського союзу, лаурэат Лэнінської та Дэржавної прэмій Святослав Ріхтер!» - торжественно объявляет ведущая. Последние слова тонут в нарастающем громе аплодисментов. Вот он - подтянутый, собранный, улыбающийся – как это всегда было красиво, с каким нетерпением ждали его выхода! Он один на один с роялем. Лицо сделалось сосредоточенным, но он медлит, слыша беспокойные перемещения на балконе. Дверь закрыли, но за нею толпа – опоздавшие рвутся в зал. После томительной паузы раздались мощные аккорды до минорной сонаты Шуберта. Тогда мне казалось, что он раздражен посторонними звуками, исходившими от возбужденной публики. Звук казался форсированным, нетерпеливым. Но вот Музыкант полностью ушел в музыку. Высокий накал гениальной шубертовской сонаты захватил его и нас, ведомых. Счастье погрузиться в мир образов, создаваемых вслед за композитором, невозможно сравнить ни с чем. Замысел ли это композитора, видение исполнителя или какая-то внутренняя обнаженная суть, непостижимым образом приоткрывшаяся автору, вряд ли осознававшему все величие этой вещи? Он успел записать это чудо, до времени ожидавшее своего исполнения. В нем было нечто всеобъемлющее – грандиозная концепция и точность в малейших деталях. Собственно, деталей не существовало – каждый звук играл свою роль, всё служило созданию шедевра.
Меня часто упрекают в том, что мои описания изобилуют восторгами. Пусть так, только не раз впоследствии наблюдал, что у профессионалов после таких концертов не находилось «профессиональных» слов – одни эмоции. И как проанализировать искрометный финал, в котором все светилось и радовалось? Ощущение счастья – вот что владело мною тогда.
В перерыве возбужденные слушатели делятся впечатлениями. В сознании комок, сгусток – образы великой сонаты и её единственного в своем роде прочтения. Она долго, собственно, всегда будет мне являться, но потом появятся разные записи, а тогда она «загружалась» в память, сознание впервые.
Второе отделение началось с неожиданных в его программе пяти «Песен без слов» ор.19 Мендельсона. До того дня я считал, что этого произведения нет в его репертуаре. Впрочем, я не ошибался: в Киеве состоялось первое исполнение. Не очень близкая мне музыка, но прозвучала благородно и трогательно. Это было сделано тонко, умно и с большим вкусом. После этого Ноктюрн си бемоль минор ор.9 №4 Шопена, который я особенно ждал. Когда-то пришлось самому играть с листа, представлять себе, как это должно звучать в исполнении Рихтера. То, что я услышал, превзошло все мои ожидания. Необыкновенная чистота, теплота и вместе с тем высокая отстраненность. Никаких показных излияний, безупречный вкус и чувство меры.
Заканчивалось второе отделение «первой серией» (так написано в его личной тетради, которую я прочитал через десятки лет) «Образов» Дебюсси. Что тут скажешь? Он настолько понимал и жил его искусством, что лучшего исполнителя найти просто невозможно. Какой ритм у него в «Движении» - точное попадание. Потом бисы – «Приношение Гайдну» и «Остров радости». И это была особенная моя личная радость. Давно хотел услышать у него свою любимую пьесу, и мечты наконец сбылись. Трудно представить себе, что так может звучать рояль, что могут быть такие краски, такое состояние полной свободы – действительно, «эллинское» - как позже прочитаем мы о его видении музыки Дебюсси.
Сорок лет прошло, а отзвуки концерта живы в моей памяти. Жаль, никто не записал этого чуда.

Re: Рихтер в Киеве

СообщениеДобавлено: Вт апр 10, 2012 1:00 am
Yuriy
Публикую мой ответ участнику другого форума, вызванный его сетованиями на трудности или даже невозможность достать билет на концерт Рихтера.

Да, были огорчения, и было много огорченных. Но вряд ли надо в этом упрекать самого Музыканта. Не вникал он в процедуру распространения билетов, что совершенно понятно. Его окружение?.. Не могу и не хочу это обсуждать без четких и проверенных фактов. Хотя уже вспоминал, что на выступление в ВТО (16/12/1985) на вечере, посвященном памяти С.В.Гиацинтовой, попал по протекции Нины Львовны, включившей меня в "её список". Так туда проходили не по билетам. Некоторые - так как были актерами, притом, известными, некоторые - по спискам. Рихтер там играл - вот и Нина Львовна могла сформировать свой список. Но, понятно, этот случай не показателен. А вот M.I. побывал на огромном количестве концертов. Были ли такие концерты и сколько, на которые он не мог попасть, - надо бы как-нибудь спросить.
Концерты Рихтера, точнее, попадание на них требовали усердия. Готовиться к ним нужно было заранее. Тут ничего не поделаешь. Объяснять своё непопадание тем, что попал кто-то менее достойный, я не считал нужным. Считал, что надо добиваться, причем, любыми приемлемыми способами. В условиях повального дефицита это, как оказалось в моем случае, сделать было можно. Рядом с филармонией был цветочный магазин, снабжавший филармонию. Замечу, что не так уж легко было тогда достать цветы. Приходишь к ним - а там одни вазоны. И, имея "связи", я через них часто доставал билеты. Кстати, я такой был один, т.е., имевший именно этот канал. Поэтому они не обременяли филармонию. Мой приятель, математик и меломан, пользовался связями в тресте ресторанов и столовых. Странно? Пожалуй. Сетовать на систему по этому поводу? Я лично не буду. Надо понимать, что в большом городе есть не только какие-то мифические личности со связями "там", но и огромное количество любителей музыки, преподавателей музыкальных школ, училищ, консерватории, студентов и прочих разночинцев. В те годы публика какая-то была "своя" - многие примелькались. На концертах Рихтера все они, как правило, были. Если и попадались несколько странные и не вписывающиеся личности, то их было явное меньшинство, ""о" малое", как говорят математики.
Один, впоследствии академик, не с первого раза бывший избранным, говорил о себе, что он выдвиженец, но не проходимец. В случае с концертами Рихтера нужно было заранее заботиться, чтобы стать в этом смысле "проходимцем". Саша советует в течение года собирать 5 тыс, чтобы попасть на концерт Соколова. А вот в "мои" годы я тоже "вкладывал" деньги: покупал у бабушки, ведавшей отделением в гардеробе, программки в течение года не за 7 коп., а за 20! Именно с её помощью я так попал на концерт Ойстраха (2-й Концерт Брамса). Разница в 13 коп., помноженная на количество концертов в сезоне (а я тогда был завсегдатаем), могла помочь. Позже в "Киевгорсправке" я в течение 15-и лет подписывался на вырезки из газет и журналов со статьями, посвященными Рихтеру. Этой "Справке" филармония иногда заказывала афиши. Вот еще один канал. Короче, думать о доставании билетов приходилось всегда! Никто не знал о планах Маэстро. Поэтому задолго до его приезда всё должно было быть схвачено! Обо мне часто сослуживцы, знакомые и т.п. говорят, что я неприспособленный и проч. Извините, в этом вопросе я был совершенно деловым, "конкретным".
Я не могу ничего сказать о том, "как это было" в Москве, но в Киеве всё происходило у меня на глазах. Филармонический зал вмещает, приблизительно, полторы тысячи. 12/04/85 было два концерта. Желающих было намного больше, чем сидячих и стоячих мест. Часам к трем дня (второй концерт начинался в четыре) под филармонией собралась огромная толпа. Когда зал заполнился до отказа, людей возле служебного входа было почти столько, сколько и в зале. Я всё это видел, т.к. администрация попросила меня обеспечит коридор, по которому бы прошел Маэстро. Это было смешно - растолкать огромную толпу. Кроме меня такую попытку предпринимал известный киевский пианист Сергей Скрынченко (ныне покойный). Им меломаны просто вытерли стену филармонии - этим и закончились попытки. Как оказалось, затраты энергетические и нервные оказались напрасными: толпа расступилась сама собой, и под аплодисменты Музыкант и ближайшее окружение прошли ко входу. Был с ним и Виктор Зеленин, на которого я тогда, естественно, не обратил внимания. И снова объясню, что билеты на концерт я на всякий случай доставал по разным каналам - через горсправку и вообще понравился администрации филармонии, т.к. утром преподнес Маэстро шикарный букет из семи белых роз, за которыми накануне ездил в цветочный питомник за городом. Они мне тоже обеспечили два билета, а свой я отдал симпатичной девушке из толпы.
В конце 60-х и вплоть до 85-го Рихтер нечасто приезжал в Киев. Возможно, поэтому мне не пришлось пропускать здесь его концерты за исключением мая 73-го, когда я на два года сделался военнослужащим. Но каждый год я знал, что он может приехать и эта мысль меня никогда не покидала. Вот я и обзаводился разными полезными связями.
Пишу об этом, а мысли витают в том времени. Не доставание билетов, понятно, главное в моих воспоминаниях, но и эту сторону тоже помню - как довесок к концертам - ведь покупал же я иногда какие-то неходовые билеты в нагрузку.

Re: Рихтер в Киеве

СообщениеДобавлено: Сб окт 07, 2017 4:23 pm
Yuriy
Возможно, не все знают о существовании сайта, на котором выложено большое количество записей, в том числе и Рихтера: http://classic-online.ru/
Сегодня выложил там Экспромты Шуберта оп.90 №№ 2, 3 (G-dur), 4. Будапешт, театр им.Эркеля, 22/03/1973 (неофициальная запись).
http://classic-online.ru/ru/production/1281

С двумя экспромтами из этого опуса связаны личные воспоминания.
Начало октября 1978-го. Всеволод Михайлович Воробьев, о котором я здесь не раз уже упоминал, приехал ко мне, что трудно себе представить из-за удаленности моего дома (по меркам того времени – тогда еще о метро в нашем районе никто и не мечтал), и поведал, что 7-го октября концерт Рихтера! Это всегда было радостным известием, но и начинались мучения – как достать билеты? Они в киевских кассах практически никогда не продавались. У меня была знакомая, официальная распространительница билетов, сотрудница филармонии Нетта Марковна Лифшиц – светлая ей память. Благодаря подобным концертам она избавлялась он «неликвида» - билетов на балалаечников и проч. (не хочу обидеть музыкантов, играющих на таких инструментах, но так было, и на них публика не очень-то ходила). Я немедленно рванулся к ней, и билеты на 7-е октября получил, пусть и с нагрузкой. Но какова была моя радость и снова-таки проблема – Рихтер собирался дать два концерта, еще и 8-го октября, а на этот концерт билетов ей почему-то не дали. Объехав разные билетные кассы, наткнулся на Крещатике на человека, сидящего в подземном переходе просто за столом, заваленном разными афишами, но афиш с концертами Рихтера там не было. Я все же поинтересовался и услышал уклончивый ответ, что, мол, есть тут два билетика, но они кому-то обещаны, а тот пока их не выкупает... Я без обиняков просто и грубо спросил: «Сколько?» Он неохотно ответил: «Десять», т.е., пять рублей за билет без какой бы то ни было нагрузки. Замечу для людей помоложе, что высшая цена за самые «престижные» концерты была в те годы два пятьдесят. О ценах в те минуты не думалось, и сделка к моей радости была осуществлена. Более того, я договорился еще об одном билете, но в день концерта – для нашей кумы.

Вечер 7-го октября, Большой зал Киевской консерватории, по акустике не самый лучший для концертов фортепианной музыки, а наш замечательный Колонный зал филармонии был тогда на ремонте. В программе только Шуберт: сонаты №6, ми минор, №11, фа минор, №13. Высота недосягаемая! Жаль, концерт не записывался. И бисы: Лендлеры, Музыкальный момент фа минор и Экспромт ля-бемоль мажор, оп.90. Лично мне в Музыкальном моменте не нравится, когда в левой руке у исполнителя подчеркнутое нон легато, хотя в нотах именно так написано, насколько я знаю, – сам когда-то играл. Но и легато играть нельзя – все-таки надо следовать авторским указаниям. И Рихтер нашел удивительное решение: не было резкости в левой руке, но и легато не было. Совершенно замечательное решение! Никакие записи этого не передают, к сожалению. Но я на самом деле начал всё это писать из-за Экспромта. Вот здесь и произошло чудо. Надо сказать, что при всей увлеченности я как слушатель всегда сохраняю контроль над собой, никакого гипноза и прочего в таком роде не ощущаю, что не мешает растворяться в музыке и «вибрировать» вместе с исполнителем. И вот удивительные переливы в правой руке, небесная чистота музыки породили как бы волну - я её почувствовал физически! Она медленно накатила, обволокла голову на какие-то мгновения и медленно ушла дальше. Не знаю, почувствовали ли мои соседи, сидящие сзади что-либо подобное, но явственно помню то состояние и сегодня. Ничего подобного я больше никогда не ощущал, даже на его концертах. Бывало разное, но по-иному. Знал ли о подобном воздействии сам исполнитель? Думаю, вряд ли, но сейчас мы уже об этом не узнаем, да и вряд ли это нужно. Искусство воспринимают по-разному – это уж как и сколько может человек вместить. Мне кажется, я тогда прочувствовал этот Экспромт в полной мере.