Главная
Публикации
Книги
Статьи
Фотографии
Картины
Биография
Хронограф
Наследие
Репертуар
Дискография
Видеография
Записи
Общение
Форум
Гостевая книга
Благодарности
Ссылки

Юрий Борисов. По направлению к Рихтеру: 1979-1983

IX. Взгляд из-под вуали

После просмотра у Наташи Гутман и Олега Кагана "Орфея" Кокто вернулись к Святославу Теофиловичу. "Это надо обязательно обсудить... Нельзя же после этого спать, а то еще приснится такое".

Во время просмотра он сидел сосредоточенно, как будто смотрел в первый раз. Переводил нехотя, только самое главное. Когда его спрашивали, либо не отвечал вовсе, либо отвечал нервно: "Такое кино надо понимать без слов!"

По дороге домой был поразговорчивей: "Все должны видеть этот фильм - каждый житель планеты! И знать, что такое бывает!"

Всегда не любил зеркала. Это - дьявольская оптика. Вы помните "Венеру Рокби" Веласкеса? Обнаженная испанка, необыкновенный воздух.. а в зеркале другое лицо - измученное, постаревшее.

Я сам хочу быть зеркалом ! Иногда у меня это получается - в нем отражаются те, кого я люблю: Дебюсси, Шопен... и не только. А для тех, кого не люблю - я обычное зеркало, кривое.

Я доволен, что показал вам "Орфея". Мне бы хотелось такие перчатки, как у Казарес. Нет, не для того, чтоб проходить через зеркало - боже упаси! Я бы их одевал... и они сами играли!

Казарес - испанка, в своем роде тоже Венера. Из самых любимых актрис. Я видел ее и в "Детях райка", и в "Пармской обители", но здесь она завораживающа. Я бы хотел, чтобы такая Смерть приходила каждую ночь... и уходила. Может, она и приходит? Нина Львовна не очень довольна, когда я смотрю этот фильм. Но я уже преуспел четыре раза. Это ничто в сравнении с "Бесприданницей" Протазанова - "Бесприданницу" видел уже 16 раз!

Знаете, какая музыка подходит к "Орфею"? Моцарт - вторая часть d-moll'нoro концерта. Моцарт вообще идет женщинам, совершенно особенным, единственным. Эта музыка не должна в фильме звучать - я только про настроение.

Мне кажется, что он писал эту часть с Казарес. Говорят, что демонический Моцарт - это именно первая часть или тема Командора из "Дон Жуана". Ничего подобного. Этим рычанием или "тромбоном на кладбище" не запугаешь.

Издает очень громкий, утробный звук. Голос Нины Львовны из другой комнаты: "Славочка, сейчас поздно!"

А вот если эти нотки: тарам... тарам... сыграть pianissimo, уколоть ими как Клеопатра иголочкой - тогда действительно станет не по себе.

Сам Романс - это поцелуй Смерти - Казарес. А быстрая его часть - проход через зеркало и весь мир там.

Дитрих тоже из любимых актрис. Первый фильм, который я смотрел с ее участием, - "Голубой ангел". Мне нравится абсолютно все - и сама Дитрих, и этот восхитительный Эмиль Янингс, и сама история, очень русская... Помяловский? Сологуб?

Я получил ведь от нее записку. Смысл такой - что во мне именно тот романтизм, которого ей недостает в других мужчинах. Я пришел к ней с розами и с приглашением на концерт, но, кажется, она не того от меня ждала.

В первую встречу стали говорить о Моцарте, о Восемнадцатом концерте. Дитрих ведь страшно музыкальна и впечатлительна. Речитативом владеет в совершенстве - что-то похожее на Sprechgesang, который нужен, чтобы спеть "Лунного Пьеро" Шенберга.

Я тогда решил, что медленная часть B-dur'нoro концерта - это Марлен. Она как на подиуме - всякий раз в новом туалете. А я, еще не старый профессор, смотрю на это из-за рояля.

Все должно начинаться с цилиндра, фрака и белого галстука! Это - тема. Потом идут вариации. Изумительные петушиные (или страусиные?) перья из "Шанхайского экспресса". Дальше - знаменитый выход Екатерины к войскам (из "Грешной Императрицы"). Горностаевый мех! Вот только портят все декорации: разрисованные двери, похожие на склепы...как это называется? - "клюква"! И в довершение - в самой драматической вариации - ее черные вуали, томный взгляд из-под вуали, который никто уже не повторит.

Если и дальше "двигаться по Моцарту", то Larghetto из пос-леднего (тоже B-dur'ного) концерта - это Ольга Леонардовна.

На сцене она разговаривала так, будто сейчас, сию минуту ее это озарило. И в жизни вела себя очень по-чеховски. Интеллигентно. Я не касаюсь их личных отношений с Чеховым. Как-то она вскользь сказала об этом: "Антон Павлович познал и мудрость, и безумие, и глупость. Но в мудрости - больше всего горя". Похоже, и у меня так.

Когда я видел ее в "Вишневом саде", она была уже немолода. Но мало что изменилось в сравнении с ульяновским портретом - может, грустнее стали глаза?

Лица зрителей на ее спектаклях менялись - она умела их растопить, снова превратить в человеческие.

Лежа в стогу сена с распущенным зонтиком, как-то легкомысленно говорила о своих грехах - как о само собой разумеющемся. Потом поворачивалась к часовне и молилась. Услышав оркестр, тут же отвлекалась, подпевала и пританцовывала, лежа на спине. Все это было как одно большое движение. Так никто на сцене не жил - только Книппер. Даже у Андровской все-таки была игра.

То, что делала Ольга Леонардовна, можно сравнить с Дебюсси. Вы увидите лунный свет, когда светит яркое солнце. У Дебюсси такие "точечки под лигой", что совершенно невыполнимо на рояле. Но Книппер это делала на сцене! Ходила как по клавиатуре, не нажимая на клавиши.

И еще одно ощущение - что играла специально для тебя, не для всего зала. Мне всегда казалось, что я в зале один. Это тоже из Дебюсси: "entre quatre-z-yeux", то есть "с глазу на глаз".

Она любила мои "интеллектуальные шарады". "Серьезные вариации" Мендельсона почему-то принимала за актерские этюды в Школе-Студии. Эти вариации ее веселили, а я все время не понимал, отчего ей так весело.

Однажды устроила мне настоящий экзамен. Сочла начало "Полонеза-фантазии" за этюд по "освобождению мышц". "Так, как вы, Слава, за роялем никто не сидит. Ну, просто развалились... Станиславский бы вам поставил "неуд". Правда я блестяще справился с "делением роли на куски" и упражнением на "эмоциональную память". Дикцию "провалил". Книппер-Чехова, смеясь, рассказывала престарого немецкого актера, который опускал градусник в вино, в суп и при этом приговаривал: "Mein Organ ist mein Kapital" (мой голос - мой капитал). Значит, дикцию я не исправил оттого, что с капиталом мне не так повезло... как Караяну.

Знаете, на чем споткнулась Ольга Леонардовна? На "Сновидениях" Шумана! На нее они ничего не навевали. Вам что напоминают "Сновидения"? Думайте... Ну, конечно же, сновидения! Как это вы догадались?

Когда я вышел от Рихтера, время сновидений уже ушло. Я быстро спустился в метро.

Предыдущая глава - К оглавлению - Следующая глава


Обновления
Обновления

Идея и разработка: Елена ЛожкинаТимур Исмагилов
Программирование и дизайн: Сергей Константинов
Все права защищены © 2006-2019